02:04 

Полотно подсветки московского центрального кольца включается по частям. Сначала загорается та его часть, что ближе к Крымской. Затем - та, что ближе к Площади Гагарина. Серединка, та, что над Канатчиково, где еще ласточки в сторону Крымской прилично замедляют ход, еще долго остается не освещенной.
Я сижу на подоконнике, пытаясь прийти в себя после долгого дня в институте. Сквозь пелену недосыпа все кажется туманным и нереальным. Я смотрю, как из-под серебристого полотна со стороны Площади Гагарина выползает ласточка. Ее почти не видно, только три огня спереди и едва заметная цепочка огней за ними. Эта нить замедляет свой ход у Канатчиково, а затем приближается ко второму серебристому полотну, что ближе к Крымской, и начинает разгоняться, и с разгону исчезает под ним. "This is Krymskaya", - отдается у меня в голове хорошо знакомым голосом, почему-то на фоне песни Europe - Open Your Heart. Сейчас ласточка проедет под мостом, и я бы на этом моменте встала и пошла бы к выходу, если бы была сейчас там, внутри этой серебристой нити с птичьим именем. Самого моста из окна не видно, он скрыт от моих глаз панельной девятиэтажкой. Но я так часто езжу этим путем, что наизусть знаю дорогу от Крымской до Владыкино и обратно, каждый мост, каждую стройку, каждую ТЭЦ и каждое граффити на стенах. Каждая станция встречает и провожает меня, как родная. Шелепиха. Стрешнево. Лихоборы. Каждое название звучит сочно и мягко. Ше-ле-пи-ха. Стреш-не-во. Приятнее звучит разве что только мой полный домашний адрес.
Между тем апрельские сумерки поглощают город, просветы в облаках приобретают холодный сине-зеленый цвет, и, наконец, моргнув пару раз, загорается и канатчиковская часть подсветки, и я наслаждаюсь видом ровного длинного сверкающего полотна, почти как произведением искусства - так уж оно эффектно смотрится вместе с этими янтарными огнями внутри окрестных панелек и стылым весенним закатом.
Медитативно проводив взглядом с десяток ласточек, я сажусь писать диплом.

URL
   

Иренгела - Серебряная Степь

главная