00:34 

Назвался груздем - полезай в кузов, назвался дипломником - берись за работу. Учись с нуля делать казалось бы простые вещи, натыкайся на неожиданные проблемы, попадай в десяток неловких ситуаций за день. Убедись, что ты и не нюхал молекулярной биологии, а все кафедральные практики как будто прошли мимо. Кафедральная практика - ха! Когда нас в комнате пять человек и преподаватель, конечно, все произойдет гладко и просто. А ты попробуй оказаться один на один с задачей. Ты и бумажка с методикой. Здесь не будет одногруппника Саши, который все это уже сто раз делал в своей самой лучшей лаборатории и которому скучно и хочется скорее все сделать за всех и убежать. Здесь не будет одногруппницы Кати, которая полна энциклопедических знаний обо всем и сразу. Здесь не будет одногруппницы Ани, которая проследит, как ты следуешь методике и не вольешь ли ты случайно "раствор 1" вместо "раствора 2". Здесь вся задача на тебе, и все ошибки - тоже.
И ты не научишься всем этим методам, пока не наделаешь кучу ошибок, не испытаешь кучу неловких моментов и не вытрясешь из себя всю душу. Иногда это все начинает напоминать какое-то шаманство. Секту свидетелей экспрессии генома. Делаешь, не получается, переделываешь, опять не получается, а потом оказывается, что где-то что-то не прогрел или не перемешал, и все пошло не так. Зато потом, когда все уже разобрано и перетерто, когда каждый пункт методики изучен и выстрадан, и у тебя наконец получается симпатичный результат - вот тут-то и приходит чувство, что ты не зря назвался груздем и полез в молекулярную биологию. "Да я не безнадежна!"
А на следующее утро все начинается снова, и опять приходит желание провалиться сквозь землю на каком-нибудь очередном эпичном моменте. Новая область покоряется со скрипом. Но все же покоряется.

@темы: У нас здесь своя атмосфера

16:25 

И так почти каждый день

Плохие новости на сегодняшний день:
1) Магистратура может быть платной
2) Надо делать огромный отчет по росту и развитию растений, а времени на него нет
3) Я опять делаю глупые ошибки и не слежу за своим языком, что приводит к печальным последствиям
4) Закончились деньги, и нечего есть, а стипендия не скоро
5) Поганая погода

Хорошие новости на сегодняшний день:
1) Ну... вот например, 119 автобус подошел практически сразу, и мне не пришлось его ждать под проливным дождем... Это сойдет за хорошую новость?

@темы: Закон подлости

16:20 

Погода сейчас хорошая, а вот настроение ностальгически-печальное. Хожу пешком на биофак, а вдоль дороги растут яблони, и спелые яблоки осыпаются прямо на асфальт - красивые, крупные. Когда я сдавала весеннюю сессию и была довольна жизнью, эти яблони были в цвету. Они цвели розовым и белым, и асфальт покрывался лепестками, а я возвращалась в общежитие счастливая с еще одним сданным экзаменом.
Теперь же чувствую себя потерянной. Все чаще закрадываются нехорошие мысли о том, что я неправильно выбрала что-то в этой жизни. Что - не пойму: специальность, кафедру, направление? Может, из меня бы получился хороший генетик? Цветовод? Или вообще филолог?
Сначала мне на биофаке все нравилось. Ну, как - все? Не все, конечно, но я не расстраивалась по этому поводу. Главное - я не жалела, что попала именно сюда.
Я любила учиться. Любила писать лекции, разбираться в материале, запоминать его, сдавать экзамены. Да, жутко страдала во время сессий, но все равно любила это время.
А потом началось время малых и больших практикумов, курсовых работ и прочего, где необходимо было что-то делать руками. И вот тут я и споткнулась. Тут я и поняла, что это не мое. У меня вечно что-то не получалось, разбивалось, падало, отказывалось работать. И это совершенно не зависело от того, как хорошо я знаю теорию и в ней разбираюсь - что и было самым обидным.
А главное здесь то, что если я пойду по той линии, что начерчена биофаком, в моей жизни окажется все больше практики и все меньше теории. Биология все-таки экспериментальная наука, и не деться никуда от этого. Что меня и пугает.
Может, есть какой-то другой путь, без экспериментов? Учебники писать, к примеру? Или еще что-нибудь? Куда еще можно пойти после окончания биофака, кроме как в аспирантуру или во всякие НИИ?
Как жаль, что разочарование в выбранном пути приходит слишком поздно. Хотя, может, во всем виновата моя осенняя меланхолия?

@темы: У нас здесь своя атмосфера, Ностальгическое, It's time to say goodbye

00:25 

Все будет завтра

Я стою у окна и смотрю на залитый вечерним солнцем город. Воздух ясен и чист, только клубы дыма, поднимающиеся из городских труб, уходят в небо длинными полосами облаков. С высоты шестнадцатого этажа видны самые далекие высотки, они четко выделяются на прозрачном, холодном небе. Но я не вглядываюсь в эту даль, я смотрю на железную дорогу, что видна из моего окна. Завтра, примерно в это же время, я буду глядеть из окна поезда на вечерний город и искать среди десятков похожих высоток свое общежитие и свой этаж. Здания промелькнут за окном и исчезнут, появятся и исчезнут стены и заборы, покрытые граффити, деревья, овраги и реки, солнце вспыхнет закатным пламенем и погаснет, и поезд умчится в морозную синеву. А когда вновь настанет рассвет, я буду уже за сотни километров от этого города. Поезд ворвется в утреннюю тишину заснеженных перелесков, прогрохочет по мосту над застывшей рекой, а затем перелески сменятся безграничной степью с редкими поселками и хуторами, и через несколько часов я окажусь дома.
Стекло медленно покрывается перьями льда, и из щели над подоконником тянет холодом. Я стою у окна и смотрю с высоты шестнадцатого этажа на вечерний город. В окнах далеких высоток потух закат, остыло небо, и загорелись уличные фонари. Стопка тетрадей лежит на столе - завтра же последний экзамен. Завтра последний экзамен, завтра я уезжаю домой. Все будет завтра.

@темы: Дорожная пыль, Мой внутренний декабрь

22:39 

Наконец-то зима

Снег скрипит под ногами, ветер обжигает лицо, и немеют колени. В небе мчатся обрывки облаков, то с сиреневым отсветом, то с оранжевым - только в больших городах бывают такие облака. Иногда сквозь них проглядывает луна. А я иду и иду по пустынной кленовой аллее - ну кого потянет приезжать на экзамен за два часа до его начала, и кто захочет идти три остановки пешком по такому холоду, если есть целый набор автобусов, троллейбусов и маршруток? И только я одна иду по снегу, с наслаждением вслушиваясь в его хруст, и только я одна вдыхаю морозный свежий воздух, прогоняющий остатки сна. Наконец-то морозы, наконец-то снег, наконец-то зима.

@темы: Мой внутренний декабрь

22:55 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:18 

til the winter gets me

Просыпаюсь сегодня утром, а за окном меня встречает белое безмолвие. Дальше общажного двора не видно вообще ничего, только "свечки" соседних корпусов тают в снежной пелене.
Смотрю - на крыльцо одного из корпусов выходит грустный мужичок с лопатой. Стоит и созерцает метель, оперевшись на лопату, и, видимо, осознает тщетность бытия. А затем из другого корпуса выбегает еще один мужичок с лопатой. Только этому мужичку года три или четыре, и снежный апокалипсис он принимает с восторгом, ныряет в сугроб, отряхивается и лезет покорять новую вершину.
Мне кажется, сегодня вся Москва разделилась на два лагеря, во главе которых стоят эти двое. Что ж, в таком случае я на стороне младшего.

15:09 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:29 

Как только часы пробили полночь, в комнате моргнул и погас свет. Университет погрузился во тьму.
Первое, о чем я подумала, был мой ноутбук, вернее, не сохраненный вордовский файл на нем. Аккумулятор ноутбука пал смертью храбрых еще года два назад, но мне это не особо мешало. До сегодняшнего дня.
А затем, не успела я обдумать покупку нового аккумулятора, как свет зажегся вновь. Сначала - в комнатах, затем постепенно разгорелись фонари. Двор общаги в ГЗ вернулся к обычной жизни. Возвращаюсь и я, включаю заново свой многострадальный ноутбук, оцениваю потери.
И только потом сообразила, как, должно быть, жутковато это могло выглядеть со стороны. Так должен был начинаться фильм ужасов. Или фильм о конце света.
Зато теперь я знаю, что в первые секунды конца света я буду думать о том, что опять я не настроила автосохранение и не купила аккумулятор.

20:04 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:30 

Иногда мне начинает казаться, что я живу чью-то чужую жизнь. Что я занимаю не свое место, постоянно ношу чью-то маску и играю чью-то роль. И больше всего на свете я боюсь, что однажды меня рассекретят. Меня вытряхнут промозглым серым утром из теплой постели и спросят сурово, кто я такая и что я здесь делаю, и с позором отправят домой, в мою серебряную глушь, и долго будут кричать мне вслед: "Самозванка! Знай свое место!.."
Эта мысль преследовала меня все шесть лет биофака, добавляя холода предсессионным мурашкам. Все мне казалось, что подойдет ко мне злой дяденька из деканата и скажет: "Девочка, тут ошибка вышла, ваше место в Новоаннинском сельхозтехникуме, не морочь нам голову и не мешай умным людям учиться и работать". А если не дяденька из деканата, так мои любимые однокурсники. Подойду я к ним, к таким талантливым и интересным, а они ответят: "Тебе не место среди нас, ты нытик и зануда, твое место на кухне". И придется мне из-за угла смотреть и слушать, о чем они разговаривают, и бояться лишний раз обратить на себя внимание.
Эта мысль всплывает то здесь, то там, стаптывая в пыль мою самооценку и отравляя существование. Везде и всюду, в какую бы область я ни ступила, везде мне чудятся эти неодобрительные взгляды - "Кто ты такая, ты самозванка! Прочь отсюда, это не твое!" И даже если мне казалось иногда, что вот оно, я наконец нашла что-то "свое", изученное мною досконально и прочувствованное насквозь, все равно наставал момент, когда я понимала, что есть люди, гораздо лучше "секущие фишку", и среди них я тоже чужая. Подобное случилось со мной в марте 16, когда я впервые живьем увидела пресловутых ахафанов, людей, которые влюблены в ту же группу и в ту же музыку, что и ты...и казалось бы, вот он, тот момент икс, когда ты наконец находишься в кругу единомышленников, но - нет. Общение с ахафанами оставило после себя не самые приятные ощущения. После чего я окончательно разочаровалась в поиске друзей по музыкальным пристрастиям.
Иногда я попадаю в контакте на случайные страницы совершенно не знакомых мне людей. На их стенах пляшут тени их интересной и увлекательной жизни. Какие-то фотографии с дружеских посиделок, смеющиеся лица, фотоотчеты о путешествиях, шутки в комментариях, понятные только этому кругу... у них своя атмосфера. И им в этой атмосфере дышится невероятно легко.
Я смотрю на эти страницы и завидую. Искренне завидую, ибо мне никогда не попасть в такую же компанию. Вот же они, истинные люди, они показывают свои истинные лица и живут своими настоящими жизнями, а не то, что я - вечное перекати-поле без роду и без племени, в любом окружении чужак и одиночка. Я ношу какие-то маски, привязываю себя к чему-то вроде института или аспирантуры, веду какое-то подобие жизни. И все время боюсь, что однажды придет кто-нибудь большой и страшный, возьмет меня за шиворот и скажет обо мне: "Недостойна!"

01:11 

..."мне хотелось ветра, чтобы бил наотмашь и насквозь"

В полумраке комнаты, пятнадцать лет бывшей моим гнездом, а теперь ставшей моей клеткой, я лежу сейчас и прислушиваюсь к шороху отопления и жужжанию старого ночника. Казалось бы, такие родные и уютные звуки, но больше не приносят они мне желанного отдыха, который был бы сейчас так кстати. Зачем я продолжаю приезжать сюда, если больше не чувствую себя здесь дома? Зачем я продолжаю брать билеты на одни и те же числа, если уже как на ладони вижу, как пройдет промежуток между ними? Каждый раз наивно полагаю, что вот в этот раз родители осознают все и поймут, и будут спокойны и терпеливы, и я проживу эту неделю как когда-то в далекие и светлые времена. И каждый раз все повторяется, каждый раз мои недобитые московским ритмом нервы добиваются отцовским характером, и вновь и вновь я вслушиваюсь в тишину, готовая на малейший звук броситься в битву, и с одной стороны мне хочется скорее умчаться обратно, в Москву, а с другой - страшно за маму, страшно оставлять ее одну здесь, в этом угнетающем мире, где с трудом сохраняешь рассудок.
Как так произошло, что я растеряла друзей, а теперь теряю дом? И как в этом во всем не потерять себя?

21:37 

..."всем не под силу бремя свобод"

...Вероятно, надо вернуться. Контакт стал несносным, а стопка тетрадей меня не спасает. Хочется говорить. Хочется писать. Пусть даже в пустоту. Онлайн-пустота не пуста абсолютно, а возможность выговориться неизвестному читателю ободряет.
Я отчасти переросла "Иренгелу". У других людей получалось вести дневники так, что они менялись вместе с ними. Мой дневник словно законсервировался во временах моего четвертого курса. В последний год я еще как-то пыталась его обновлять, но дневник не поспевал за всем, что происходило в этом году. И теперь, пролистывая его, я вижу здесь себя прежнюю, и как-то странно рассказывать здесь о моей новой жизни.
Прошедший год меня очень сильно потрепал. Смял, расплавил и перековал заново. Как-то раз один мой однокурсник сказал, что счастье - это когда тебе есть, куда идти, есть, с кем идти, и есть, куда вернуться. В этом году мне постоянно не хватало как минимум одного пункта, а чаще всего - всех трех. За этот год слишком много всего произошло. Я закончила университет, сменила кучу мест жительства, растеряла остатки друзей, нервы и волосы, добила то, что оставалось от самооценки... и умудрилась на фоне всего этого поступить в аспирантуру. Аспирантура дела не исправила. Вернее, исправила, но не все. Волосы, выпавшие на нервной почве, отрастают заново. Жилье тоже есть, какая-никакая, но все же общага, университетская, а не какое-то там дикое Коньково. А новым друзьям появиться неоткуда. Поэтому даже сейчас, когда внешне все вроде бы наладилось, я до сих пор не уверена в выполнении всех трех условий счастья по рецепту моего однокурсника.
Я живу в какой-то странной пустоте, словно призрак, которого не видят обычные люди. Люди словно смотрят сквозь меня, не слышат моих слов и не обращают на меня внимания. Аспирантура создает некий эффект того, что ты все еще кому-то нужен. Ты есть в списках, о тебе иногда вспоминают, когда ты забываешь что-то сдать или занести какую-нибудь справку. Ты общаешься с научным руководителем. И это все. Старые друзья не отвечают, не откликаются, и тебе начинает казаться, что ты когда-то их сам себе выдумал и все эти годы общался сам с собой. Новые друзья не появляются, ибо в двадцать четыре года ты внезапно осознаешь, что люди вокруг тебя внезапно повзрослели, и им больше не интересно говорить с тобой "за жизнь", и бытовуха захватила разговоры и мысли окружающих тебя людей. Ты хочешь найти друзей по интересам - и понимаешь, что твои интересы "не в волне", твоя волна схлынула давным-давно. Тебе надо было родиться как минимум на двадцать лет раньше, чтобы в нее попасть. И этим все и заканчивается. Ты боишься оставаться наедине с собой, засиживаешься допоздна в институте, ездишь туда по выходным, работаешь, изматывая себя, чтобы не подпустить к себе вновь этих темных коньковских мыслей. А самое счастливое время за весь день - это время дороги в институт и обратно, потому что именно тогда, в автобусе или в ласточке, с любимой музыкой в наушниках, ты ощущаешь себя частью целого вместе с сотнями других людей, которые едут на работу или домой, и в то же время ты живешь в собственном мире, состоящем из музыки и вида из окна. Но магия исчезает, стоит тебе только переступить порог своей комнаты. Магия исчезает, и остается только всепоглощающая пустота и одиночество.
Надолго ли это, или же это всего лишь эффект отходняка от коньковской депрессии, и мои социальные навыки вернутся ко мне примерно так же, как отрастают волосы? Не могу ничего сказать, но мне хочется верить, что все это временно. Иногда вспоминаю прошлый год, морозный и прекрасный декабрь 2016, и мне становится немного грустно от той полноты эмоций, той искры, что горела во мне тогда и что потухла где-то ближе к весне и к защите дипломов. Мне хочется верить, что когда-нибудь она разгорится снова. А сейчас пока я останусь здесь, буду держаться за "Иренгелу" и выговариваться в онлайн-пустоту, заполнять ее собой, чтобы пустота не заполнила собой меня.

18:57 

...childhood's end

В день моего отъезда мама сказала мне, что ей понравились некоторые песни из тех, что я включала. И что теперь мама хочет себе эти песни на компьютер. А включала я много всего разного. Тем не менее, после серии подробных расспросов и наглядных примеров мы все же нашли, что же так зацепило маму.
Теперь у нее на компьютере среди нежнейших баллад в духе a-ha - Hunting high and low есть целая подборка Iron Maiden.

22:24 

Даже у несравненных было свое Коньково

...Когда Мортен, Магне и Пол были еще никому не известными норвежскими искателями приключений, они снимали дешевую квартиру в не самом лучшем районе Лондона, и жили они там так, что даже лампочка у них была всего одна на все жилище. Это уже потом весь мир из их клипа узнал, как влюбляться в 2D-персонажей(до того, как это стало мейнстримом, ага). Это уже потом они стали всемирно известными, собирали целые стадионы и вальяжно рассказывали журналистам эту историю про единственную лампочку в квартире. Потом-то им было весело все это вспоминать. А в тот момент, когда нужно было выкручивать лампочку из комнаты, чтобы принять ванну, им явно было не весело.
Когда я въехала в середине июля в аспирантскую общагу в Коньково и обнаружила, что в комнате нет света, мне тоже стало совсем не весело. Передо мной была пустая общажная комната с голыми стенами и драным линолеумом. Шкаф был изнутри обклеен глянцевыми страницами бульварных газет, на окне висела потрепанная жизнью шторка от солнца. После уютной квартиры в Долгопрудном мое новое жилище совершенно не внушало оптимизма. И не внушает до сих пор, хотя с момента переезда прошло уже три недели.
«Даже у несравненных было свое Коньково,» - утешаю себя, возвращаясь поздно вечером из института в свою нагретую за день палящим солнцем комнату, по-прежнему полупустую и лишь немногим более уютную, чем у юных a-ha в Лондоне. Долгий день в институте утомляет настолько, что хватает сил только наспех перекусить какой-нибудь зеленью и добраться до кровати. И стоит мне только закрыть глаза, как безжалостный шестичасовой будильник снова поднимает меня в институт. За окном снова печет солнце, я снова еду в душном метро низа рыжей ветки, пересаживаюсь на ласточку на Ленинском и через сорок минут оказываюсь во Владыкино. Дни похожи друг на друга настолько, что я начинаю путаться в датах и не могу вспомнить, чем вчерашний день отличался от позавчерашнего и от череды таких же дней до этого. Лето начинает казаться бесконечным. Глядя утром в окно на безоблачное небо и яркий солнечный свет, начинаешь поневоле думать, что эта жара никогда не закончится, и ты никогда не съедешь отсюда и не обретешь собственного дома. Вечная жара, вечное Коньково – звучит пугающе…
«Даже у несравненных было свое Коньково» - пытаюсь приободрить себя, оглядывая свой «холостяцкий» неустроенный быт. У несравненных их «Коньково» оправдало себя, и спустя некоторое время они вспоминали о нем с улыбкой. Буду ли я вспоминать с улыбкой свое Коньково?

01:09 

"Someone's lost and someone's found, someone's movin' in the 'round..."

Нашему курсу на днях вручали дипломы. Я на церемонию не пошла, потому что не испытывала никакого желания видеться с однокурсниками и снова выслушивать пафосные речи, которых я уже наслушалась в бакалавриате. В день вручения красных дипломов я была в институте, а в день вручения зеленых - сладко спала в обнимку со своими котами (что еще нужно для счастья?), пока в Москве бушевала очередная буря с грозой и градом.
От официальной церемонии до меня дошло только эхо в виде череды контактовских постов - фотографии на фоне ГЗ с красными и зелеными корочками, подборки воспоминаний о шести годах университета и ванильные вздохи о "лучшем месте на земле".
Я пролистывала эти посты, отмечая про себя, кто из однокурсников как изменился со времен первого курса. Изменения касались преимущественно внешности, ну и возможно, ощущения того, что все эти люди теперь невероятно далеки от меня, и мне не верится, что когда-то мы все сидели в одной аудитории и сдавали одни и те же экзамены. А потом мне на глаза попался мой же собственный пост. Вот этот. Написанный практически в середине шестилетнего пути и посвященный нашему курсу.
Перечитав его, я вдруг задалась вопросом: ну и где же все эти типичные биофакеры, о которых я писала три года назад? Я точно о нашем курсе писала, а не о каких-то других людях?
Типичные биофакеры выросли из своих фенечек и безразмерных штанов, срезали дреды, подстригли хеви-металлические патлы, разбежались по лабораториям и превратились - в кого?
Часть нашего курса стали своего рода "хипстерами от науки" - с публикациями в престижных журналах, с докладами на конференциях, с участием в различных научно-популярных мероприятиях и ведением популяризаторских блогов. Даже их страницы в соцсетях ломятся от околонаучных хэштегов и мемов в духе "сфоткал свой форез, пока он гонится, люблю его". Повзрослевшие, состоявшиеся, уверенные в себе молодые ученые. Честно говоря, по-своему восхищаюсь такими людьми: пронести свой восторг по поводу науки через шесть лет биофака - это надо уметь! Я вот, видимо, не смогла.
Другая часть нашего курса вместо науки решила двигать демографию. И это вполне естественно. Кто-то уже родил, кто-то только планирует, а кто-то пока только находится в состоянии "мартовской кошки" и срочно ищет "кота".
Ну и наконец, кем стали те люди, чье восторженное пламя потухло в дубовых стенах биофака?
Кто-то, как я, по инерции собирается в аспирантуру, не потому, что - ах, как здорово, аспирантура, а потому, что - ах, как здорово, общага в ГЗ за триста рублей в месяц. Кто-то, как одна моя бывшая одногруппница, хочет спокойствия и стабильности и ищет работу и съемную комнатку где-нибудь на окраинах Москвы. Кто-то осознал, что биофак был ошибкой, и получает другую специальность. Люди смешиваются с толпой, теряя свое фирменное "биофакерство". Так, что возможно, через несколько лет, столкнувшись где-нибудь в метро с одним из своих бывших однокурсников, я даже и не узнаю в этом невыспавшемся лице своего однокурсника.
Итак, мои однокурсники выросли, повзрослели, посерьезнели и смешались с толпой. Теперь только осталось понять: хорошо это или плохо?

00:52 

"I pace the length of my unmade room in times of change..."

Прямо сейчас я сижу в пустой квартире где-то на задворках ближнего Подмосковья, наедине с тремя котами и собственной простудой. Коты делают вид, что меня не существует, и живут своей ленивой жизнью, проявляя ко мне интерес только тогда, когда я иду на кухню за очередной чашкой чая. Простуда возникла внезапно и из ниоткуда - лето, может, и холодное, но я-то нигде не мерзла. С погодной стороны это лето вообще для меня идеально. Было бы неплохо, если бы и дальше до конца лета было бы так же прохладно и пасмурно. Но кто ж меня спрашивает-то? Что ж, теперь я простыла, и могу не жаловаться на погоду: теперь мне одновременно и жарко, и холодно.
Во вторник я поеду окончательно оформлять свой выезд из нашей общаги. Поставлю печать в обходной лист и завершу, наконец, все эти формальности. Будет ли мне грустно прощаться с местом, где я прожила без малого шесть лет? Мне кажется, с того самого момента я больше на Крымскую - ни ногой. А когда буду ехать на поезде с Павелецкого вокзала, принципиально первые пятнадцать минут буду смотреть в другую сторону. Дабы не нагонять на себя сентиментальное настроение, выражающееся в непрошенно всплывающих в памяти строках из песен a-ha.
Все-таки a-ha - удивительная группа. Кем бы я ни была и какую бы я музыку ни слушала, почему-то именно у a-ha всегда находится песня на любой случай. Даже под мой переезд у них нашлась песня. Она прямо так и начинается - "I pace the length of my unmade room in times of change, my bags are packed, guess I'm leaving the womb into the rain". Под медленные ее звуки и так хорошо впадается в тоску по поводу неопределенности и пустоты дальнейшей жизни, а тут еще и Мортен подливает масла в огонь: "We never found a place to hide, some piece of mind... God knows we tried". Ну и наконец, для полного эффекта, можно заменить в тексте песни "Memorial Beach" на "Shvernika street", чтобы песня окончательно вошла в резонанс с настроением. "So we walk down to the Shvernika Street where things began. Honey days and nights without sleep lost in the sand. We never found a place to hide, some piece of mind... God knows we tried".
Эта песня просто обязана быть саундтреком для того момента, когда я буду отдавать охранникам свой пропуск и покидать пределы своего родного-любимого Дома Аспиранта и Стажера. Главное - вовремя остановиться и вовремя переключиться на что-нибудь более бодрое и вдохновляющее. Например, на ребят из группы Ten, под чьи песни я невероятным образом написала диплом. "Through the fire burning bright, from the embers of the night, like a tide we will crash down upon you. We are fearless and brave, we will never be enslaved, we, the true sons of Albion drawn to the fight for we're Albion born". Под такую эпическую песнь попробуй только не напиши диплом и не защити его!..

Гнать надо из себя излишнюю сентиментальность. Проще относиться к вещам и воспринимать их спокойнее. Да, я сижу одна в пустой квартире, с тремя котами, температурой и насморком, а через две недели мне опять будет негде жить и мне опять придется что-то искать и что-то делать... но это не повод для отчаяния. Волна беспросветной тоски должна уметь заканчиваться с последними звуками песни a-ha - Memorial Beach. И не начинаться более.

22:56 

Постзащитный пост

Итак, сейчас уже почти одиннадцать вечера, за окном догорает холодный зеленый закат, я в своей комнате одна и едва балансирую на грани, отделяющей меня от не менее холодной и зеленой тоски вслед за осознанием произошедшего: я защитила диплом. Я закончила университет. За спиной - шесть лет биофака Московского Университета (почему-то именно так мне приятнее всего называть свою alma mater). И что дальше?
Я закончила университет, и у меня нет ни жилья, ни друзей, вот даже дражайшие одногруппники не сочли нужным мне хоть что-нибудь сказать после защиты, хотя бы банальное "поздравляю". Как будто бы группа состоит из них троих, а я тут типа так, случайно тоже защититься забежала. Нет, ну наши отношения никогда не славились теплотой и нежностью, но тут все же защита, последнее совместное мероприятие, могли бы переступить через себя и хотя бы не делать вид, что меня с ними нет. Ну да ладно. В конце концов, я тоже отчасти виновата в том, что не смогла с ними найти общий язык. Да и видела я их сегодня всех в последний раз. Могу с чистой совестью про это все забыть.
И все же, я закончила университет, но у меня нет друзей, нет жилья, нет никакой более-менее четкой определенности, и даже свобода, с которой меня тут все поздравляют, иллюзорна и туманна, не в пример той кристально-чистой абсолютной свободе после закрытия самой первой сессии на первом курсе. Это даже не свобода, а свободное падение. Меня выталкивают из гнезда, как тех утят, что выросли в дупле на дереве, и за короткое время этого падения я должна расправить крылья и полететь, но никто не объяснил, как это сделать, считая это инстинктивным и само собой разумеющимся. А я - все тот же ребенок, что была в сентябре 2011 года, и не могу понять, как так получилось и когда мои однокурсники успели повзрослеть, и почему же я не успела. "Для мутантной линии характерна удлиненная вегетативная стадия с отставанием в переходе к цветению..." шуточки про то, что исследователь похож на свой объект, приобретают долю правды относительно моей дипломной линии арабидопсиса. Удлиненная вегетативная стадия, говорите. С отставанием при переходе к цветению. Вот, собственно, и я - закончила университет и стою теперь одна на перепутье, пытаясь найти свои lifelines и понять, почему студенчество уже закончилось, а детство - еще нет.
И нет у меня ни чувства облегчения, ни удовлетворения, ни простой человеческой радости, а есть только пустота, пугающая, бесконечная. Да, я защитила диплом. Да, позади - шесть лет биофака. А что же впереди? И что после этих шести лет осталось со мной?

14:07 

Я не понимаю, как так произошло, но в последнее время в моем окружении начала твориться какая-то ересь. То ли это весна так на людей влияет, то ли критический возраст двадцати трех лет от роду, но все мои соседки как будто бы превратились в мартовских кошек. Тех самых, которые в изнеможении катаются по полу, требуя кота. Нет, ну до катания по полу еще, к счастью, не дошло, но при этом способность обсуждать какие-либо еще темы, кроме отношений, атрофировались напрочь. Целыми днями я выслушиваю беспрерывное "...а вот я познакомилась", "...а вот он мне написал", "...а вот он предложил встретиться", "...как думаешь, что он имел в виду" и тому подобное. От калейдоскопа мужских имен уже начинает мутить, как и от связанных с этими именами историй. И ладно бы они были еще интересными, эти истории, а то ж ведь все одинаковы, как сценарии мыльных опер. При этом на тебя еще и смотрят, как на недоросль, когда говоришь, что тебе не интересна тема отношений и хочется пообсуждать что-нибудь более адекватное. Как это - тебе двадцать три года и не интересны отношения?
Господи, я думала, хуже темы для разговора, чем "Ну как там твой диплом продвигается?", придумать уже нельзя. Нет. Оказывается, можно.

Ласточка до Андроновки

главная