• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:58 

Люди, которые считают, что все совы - это недисциплинированные жаворонки, вызывают у меня разные степени негодования (в зависимости от того, во сколько я сегодня встала).
Я могу лечь спать в четыре часа утра, а встать в десять, и быть готовой свернуть любые горы.
А могу лечь в двенадцать ночи и восстать из мертвых в шесть утра по зову будильника, приползти на первую пару и пытаться хотя бы поддерживать видимость того, что я не сплю.
Не знаю, изменится ли это когда-нибудь, может, в далекой старости я тоже буду, как все бабули, вставать с рассветом и ложиться в шесть часов вечера, но прямо сейчас, когда я сижу на кафедре и клюю носом, мне кажется очень несправедливым, что мир заточен под жаворонков, а не под сов.

00:40 

Скорее всего, то, что происходит за окном - это не зима, а всего лишь ее генеральная репетиция. Но какая натуралистичная репетиция! Хочется верить, что этот снег, выпавший еще в конце октября, не растает как минимум до марта. Хотя это уж слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Люблю я зиму. Люблю снегопады во всех их проявлениях, от редких снежинок в желтоватом уличном свете до белой пелены, накрывающей город с холодным февральским ветром. Люблю, когда деревья покрываются инеем, и он искристо кружит в воздухе. Люблю, когда Москва в сильные морозы окутывается клубами облаков, рождающихся в трубах котельных, и солнце просвечивает сквозь морозную дымку, и снег под ногами хрустит звонко и радостно. Люблю, когда рано темнеет, и город преображается в сиянии новогодних гирлянд. И то, что происходит за окном, пусть даже это и не зима, а только ее генеральная репетиция, приводит меня в детский восторг, который повторяется год за годом в почти неизменном виде. Наконец-то я дождалась этого чудесного времени, могу им наслаждаться, а так как до сессии еще довольно далеко, то я могу наслаждаться зимой сполна.

@темы: Мой внутренний декабрь

23:37 

Когда кто-то в моем присутствии заводит старческую песню о том, что раньше, мол, было лучше, а нынешнее время - это сплошное безобразие, и вообще, верните мне мой 1980, то я начинаю внутренне неистово негодовать и едва сдерживаюсь, чтобы не влезть в бесполезный спор. Но по каким-то загадочным причинам мой плейлист на треть состоит из того, что было написано и исполнено в далеких восьмидесятых, и эта нежность к жанрам музыки тех времен никуда не девается, даже если я нахожу чудных современных исполнителей, вроде Poets of the Fall и God is an Astronaut. Сначала - детский трепет перед Modern Talking, хотя это скорее был детский трепет перед своими воспоминаниями. Затем - a-ha, а за ними - череда ново-волновых групп, одна за другой покоряющих меня своей электронной романтикой. Например, Icehouse с их невесомо-прозрачной Don't believe anymore, или жизнерадостные Roxette, или Simple Minds, сопровождавшие меня в конце этой сложной весны. Теперь же я влюбилась в баллады Journey. Как подметил кто-то неизвестный, "у них что ни песня, то гимн". Мелодичность, сильный красивый голос и эмоциональные припевы - все то, что я и хотела для этой осени. Никаких современных инди-групп с их меланхоличным мурлыканьем, никакой колючей электроники - это album-oriented rock, классика восьмидесятых, энергия и эмоциональность, сильные и чистые напевы, взлетающие ввысь. В чем же был этот секрет исполнителей восьмидесятых, что так чутко подмечали мои настроения и под каждое из них находили соответствующую песню? В чем же кроется изюминка того времени? Явно не в том, что раньше было лучше, потому что плохое быстрее забывается, и потому любое "раньше" всегда "лучше". Но что-то все же есть, что-то неуловимое, какой-то дух времени, что ли...
"Just a small town girl
Livin' in a lonely world
She took the midnight train
Goin' anywhere..."

23:11 

Пока 119 автобус тщетно пытался повернуть на Ленинский проспект, я бесцельно смотрела на золотистые липы улицы Дмитрия Ульянова и пыталась прийти в себя. В голове плыла тяжелая муть, означающая начало учебного года и будильник в шесть тридцать утра. Также это означало, что кое-кто вчера ночью опять переборщил с сериалами, но это уже другая история. А улица Дмитрия Ульянова стояла намертво, и мне ничего не оставалось, кроме как умиротворенно наблюдать за падением осенней листвы и вспоминать, как славно было ездить к одиннадцати во Владыкино по Московскому центральному кольцу.
Автобус наконец преодолел эту преграду, но через несколько остановок на пути его возникла еще одна похожая, только теперь уже проспект Вернадского. В этой пробке поэтичного листопада уже не было. К слову, не было и вечно разрытого перекрестка - подземный переход у метро Университет наконец-то построили спустя долгие годы. Но это не помешало мне лишний раз с особой нежностью вспомнить про МЦК.
Москва - это удивительный город, где время и пространство измеряются станциями метро и подчиняются великому закону метрополитена. За эти несколько месяцев, что меня не было в университете, я уж и забыла, каково это - добираться до университета к первой паре. МЦК меня разбаловало, и я уже грешным делом начала думать, что час дороги до Владыкино - это нормально, и что до университета уж я доберусь куда быстрее, ведь университет так обманчиво близок, в отличие от института, скрытого в верхах серой ветки. Ан нет. До университета дорога занимает тот же самый час. Тот же самый час, растянутый на созерцательные стояния в пробках в попытках преодолеть Академку, свернуть на Ленинский, пересечь Вернадку и развернуться к улице Лебедева. Неужели я это все так быстро забыла?
Когда автобус наконец-то добрался до университета, пафосно объявив остановку как "Дом Культуры МГУ", я вышла на свежий октябрьский воздух и ощутила, как предыдущие пять курсов университета всколыхнулись волной воспоминаний. По-прежнему очень хотелось спать, и по-прежнему как-то не очень хотелось начинать учиться. Чувства были скорее такие, будто бы я приехала домой после долгого отсутствия, приехала только ради отдыха и воспоминаний, а не для того, чтобы заняться чем-то важным. Кажется, второй курс магистратуры - это уже чересчур, второй курс магистратуры не создан для того, чтобы ходить на пары и слушать лекции. И даже этот вид университета, желтых кленов и отъезжающего от остановки 119 автобуса выглядел как-то музейно, ностальгично, не настраивая меня на учебный лад.
"Все-таки славно было ездить к одиннадцати во Владыкино и работать в институте". Я развернулась и пошла сквозь листопад в сторону биофака. Учебный год всегда начинать трудно, даже если это твой шестой и последний учебный год, даже если он начался в октябре.

(03.10.16)

@темы: У нас здесь своя атмосфера, Моя Москва

01:57 

Удивительное дело: чем реже бываешь в университете, тем более эпичным он кажется. Я не была там три месяца и уже начинаю проникаться этими оттенками легенды в его монументальности. Мне даже хочется называть его с большой буквы: Университет. Он выглядит грандиозно, когда смотришь на него из окна поезда между Лужниками и Кутузовской. Он словно взмывает в небо над Воробьевыми горами, прорезая его своим шпилем. Такой величественный и недоступный, абсолютно не похожий на место, где я проучилась уже целых пять лет. Где осенью гулко и холодно, где дубовые парты покрыты многолетней наскальной живописью, где тарелка картошки за двадцать рублей и тетради из "Аргумента" за четыреста. Разве это было здесь, в этом здании?

Кажется, я начинаю понимать всех моих знакомых, которых после окончания учебы пробирает на восторженные строки об университете. Когда из их жизни исчезает внутренняя университетская рутина, запах ГЗ, вкус сосисок в слоеном тесте из буфета и обшарпанные мраморные подоконники, когда они начинают смотреть на университет издалека, он превращается для них в Университет, именно так, с благоговейной большой буквы.

@темы: У нас здесь своя атмосфера

21:31 

Москва меня продолжает удивлять. На этот раз - удивлять приятно. "Кажется, ты любишь поезда и железные дороги, а еще у тебя институт на другом конце города, не так ли? Вот тебе Московское центральное кольцо прямо за вашей общагой! И прямо к твоему институту!"
Теперь я с удовольствием катаюсь туда и обратно без единой пересадки - мимо главного здания РАН, мимо Лужников, Воробьевых гор и Университета, мимо Москвы-Сити, мимо высоток сталинских и современных, мимо парков, панелек, дорог, гаражей и бесхозных зарослей, над Москвой-рекой, и еще раз над Москвой-рекой, уютно устроившись в мягком кресле "Ласточки" и подремывая под приятное покачивание поезда. Со всей моей нежной любовью к железным дорогам лучшего способа добраться до Владыкино нельзя и придумать. Для полного счастья теперь осталось только дождаться зимы. Чтобы ехать в поезде и смотреть, как за окном кружат снежные хлопья и спускаются ранние декабрьские сумерки. Идиллия!..

@темы: Моя Москва

16:34 

Когда я наконец со всеми своими сумками ввалилась в дасовский лифт, было уже двенадцать часов дня. Я ткнула кнопку пятнадцатого этажа и прислонилась к прохладной стенке, мечтая наконец добраться до своей комнаты и до своего дивана. Но лифт проехал совсем немного и почти сразу же остановился.
"Второй этаж? Серьезно?"
Дверь раскрылась, и я увидела высокого паренька с наивным взглядом первокурсника.
"Вы вверх?" - спросил он.
"Вверх." (Ну а куда еще?)
"А, ну ладно, а я - вниз,"- произнес паренек, и дверь за ним закрылась.
Со второго этажа. На первый. На лифте. Я немного поосознавала происходящее, а затем лифт остановился вновь, выпустив меня на моем старом добром пятнадцатом этаже.

Так начался мой шестой год в Москве.

@темы: Здравствуй, сентябрь

02:49 

Продолжая тему ностальгической грусти, которая всегда со мной приключается, когда я приезжаю домой. Теперь - о тополях, дубах и о том, что же все-таки меняется в Деминке, которая как будто бы не меняется в каждый мой приезд.

@темы: Ностальгическое

03:24 

Я наконец-то добралась до дома. Не до того, что на улице Шверника, а до того, что в жарких волгоградских степях. До того самого, до настоящего своего дома.
А чувствую я себя так, будто исчезла в небытии. Выпала из реальности и оказалась в каком-то параллельном мире. Особенно это ощущается именно сейчас, этой ночью, когда внезапно налетела гроза и отключили электричество, и теперь я лежу в полной темноте и тишине. Лишь монотонная песня сверчка да шорох ветра в листве старой груши напоминают мне, что со мной все в порядке и что я действительно ни в какой не в параллельной вселенной, а дома, у себя в комнате. Как и в детстве, мне немного жутко в своей комнате без ночника, особенно когда на улице новолуние и непогода. Эта поразительная темнота, которой никогда не добьешься в Москве, настолько непроницаема, что кажется, будто сам воздух в комнате поглощает любой свет. "Oh, don't you feel so small, dark is the night for all" - сейчас пришлись бы кстати a-ha с этой их замечательной песней, получившей вдруг буквальный смысл.
Но даже если бы сейчас за окном сияла луна, или занимался рассвет, или догорал закат - все равно бы это чувство небытия не исчезло. Потому что это так странно - приезжать туда, где ничего почти не изменилось за последние лет десять, заходить в свою комнату и встречать там себя саму, только на десять лет младше. Встречать во всем: в картинках на стенах, в случайно найденных тетрадях в шкафу, в подборке значков на занавеске, на книжных полках... Уже много лет я по нескольку раз за год приезжаю домой, и все не могу привыкнуть, что здесь ничего не меняется с того самого момента, как я, маленькая школьница, впервые собрала свои сумки и отправилась в такой еще чужой и пугающий Волгоград.
За Волгоградом последовала Москва, за Москвой, возможно, последуют другие города или даже другие страны, а здесь по-прежнему будет вырубаться электричество после каждой грозы, ветер будет звонко сбивать недозрелые груши, а под крыльцом будут жить сверчки, которые каждую ночь будут выводить свою песню. И каждый год, с каждым приездом я буду проникаться этой атмосферой и писать об этом примерно похожие посты.

@темы: Ностальгическое

00:34 

Назвался груздем - полезай в кузов, назвался дипломником - берись за работу. Учись с нуля делать казалось бы простые вещи, натыкайся на неожиданные проблемы, попадай в десяток неловких ситуаций за день. Убедись, что ты и не нюхал молекулярной биологии, а все кафедральные практики как будто прошли мимо. Кафедральная практика - ха! Когда нас в комнате пять человек и преподаватель, конечно, все произойдет гладко и просто. А ты попробуй оказаться один на один с задачей. Ты и бумажка с методикой. Здесь не будет одногруппника Саши, который все это уже сто раз делал в своей самой лучшей лаборатории и которому скучно и хочется скорее все сделать за всех и убежать. Здесь не будет одногруппницы Кати, которая полна энциклопедических знаний обо всем и сразу. Здесь не будет одногруппницы Ани, которая проследит, как ты следуешь методике и не вольешь ли ты случайно "раствор 1" вместо "раствора 2". Здесь вся задача на тебе, и все ошибки - тоже.
И ты не научишься всем этим методам, пока не наделаешь кучу ошибок, не испытаешь кучу неловких моментов и не вытрясешь из себя всю душу. Иногда это все начинает напоминать какое-то шаманство. Секту свидетелей экспрессии генома. Делаешь, не получается, переделываешь, опять не получается, а потом оказывается, что где-то что-то не прогрел или не перемешал, и все пошло не так. Зато потом, когда все уже разобрано и перетерто, когда каждый пункт методики изучен и выстрадан, и у тебя наконец получается симпатичный результат - вот тут-то и приходит чувство, что ты не зря назвался груздем и полез в молекулярную биологию. "Да я не безнадежна!"
А на следующее утро все начинается снова, и опять приходит желание провалиться сквозь землю на каком-нибудь очередном эпичном моменте. Новая область покоряется со скрипом. Но все же покоряется.

@темы: У нас здесь своя атмосфера

01:50 

Откуда только взялся этот стереотип про лето, которое непременно нужно провести как-то по-особенному? Никто почему-то не расстраивается, что "уже конец сентября, а я треть осени провел впустую". Зато перед летом у всех почти священный трепет: оно пришло, какое счастье, оно обязательно должно запомниться, его нужно обязательно как-то ПРОВЕСТИ! Будто следующее лето, как в Вестеросе, придет непонятно когда.
Да ничего в этом времени особенного нет, только переезжать постоянно куда-то надо, да жара изматывает в край. Я от такой погоды как будто в спячку впадаю. От липкой духоты накатывает сонливость, хочется бессильно свалиться на диван и лежать, пока не наступит ночь и не поползет прохлада из раскрытой настежь форточки. Я бы так и проводила каждое свое лето в ленивой полудреме. Пока не похолодает.

21:57 

Завтра я отправлюсь на кафедру, чтобы объявить своим научным руководителям о своем уходе. Я пока еще не знаю, как именно я это сделаю и что отвечу на вопрос о том, куда конкретно я ухожу. Потому что с той стороны, куда я уходить собираюсь, еще не поступило однозначного ответа. Но решение о моем уходе уже настолько во мне накипело, что я больше не хочу ждать. Я больше не хочу заниматься этой темой, где все уже вычерпано до дна. Я больше не хочу слышать ни единого слова об уникальности и интересности выращивания ячменя под синим и красным светом. Я больше не хочу высасывать из пальца различия там, где различий нет, и новизну там, где все уже было исследовано в далеких восьмидесятых. Я больше не хочу вязнуть в этом болоте. Лошадь сдохла - надо слезать.
Желаю сама себе удачи в этом сложном волнительном деле. Сегодняшний день меня порядком истрепал, так надеюсь, что завтра все будет совсем иначе.

@темы: У нас здесь своя атмосфера, It's time to say goodbye

01:09 

Раз уж я здесь, то я просто обязана еще раз вспомнить об июле 2014 года, вернее, о второй его половине, и задуматься над тем, была ли эта половина потрачена впустую, или был в ней какой-то великий смысл.
Я провела эти две недели в Пущино, которое, к слову, было гораздо теплее и приветливей, чем сейчас. Первые несколько дней я жила со студентами Мордовского государственного университета. Свой университет они гордо называли МГУ, а наш - Ломоносовкой. Но вскоре они разъехались, и я осталась одна.
Я ходила в институт фотосинтеза и проводила там часы в пустынном зале со спектрофотометрами. Окна там были зашторены наглухо, и солнце проникало внутрь узкими лучами, в которых танцевали пылинки. Пока прибор снимал спектр, я бродила по залу и рассматривала всех динозавров спектрофотометрии, что стояли там, забытые и покрытые пылью. Они были старше меня, моих родителей и даже Мортена Харкета. Хотя я тогда еще не знала, кто такой Мортен Харкет.
Возвращаясь в общежитие, я включала что-нибудь ритмичное и незатейливое. Я раскрывала окна, садилась на подоконник и смотрела на звездное небо над старыми лиственницами. Воздух теплыми волнами заплывал в комнату, где-то пели сверчки, изящные поденки залетали в комнату и умирали на подоконнике, откладывая на последнем издыхании кладки яиц.
Мир был для меня ясен, как стекло. Я знала, зачем я провожу такие изумительные летние дни в полутемной пыльной комнате со старыми приборами, я знала свое будущее, я знала, что мой диплом будет самым лучшим, а моя работа в конце концов окажется в основе какой-нибудь прекрасной статьи в зарубежном журнале. Я не думала, что все может измениться. Только к концу пущинской практики я стала в чем-то сомневаться, но все это было такое интуитивное, неверное и неясное, что верить этому я отказывалась напрочь. Как можно было в это верить, когда тебе обещают золотые горы и "Photosynthesis Research" у твоих ног!
Июль закончился, я собрала вещи и уехала в Москву со странным чувством, которое вскоре исчезло за другим, более радостным - наконец-то я еду домой! Но почему-то я предпочитаю замалчивать тему о пущинской практике и почему-то не нахожу подходящих слов, чтобы описать ее. В чем соль? Что не так?
Я обо всем поняла уже в сентябре, я взглянула на эти две недели с другой стороны, и многое встало на свои места. Мне обещались золотые горы, а на деле за ними стояли вечные поездки в Пущино, вечная работа не над тем, что нужно и вечное недопонимание. Плюс вечная неловкость, которую я ощущала в этом коллективе. И я ушла оттуда на кафедру. У кафедры есть куча своих минусов, но тогда мне было уже не важно. Главное - уйти оттуда, и никогда больше не встречаться ни с кем из тех людей, что там работали.
До сих пор я избегаю этой темы, избегаю людей, которые были с ней связаны, и до сих пор боюсь их встретить как-нибудь случайно. Одна из таких встреч случилась в Петрозаводске, а другая - в этом семестре, на спецкурсе по фотобиологии, который вел тот самый руководитель моей пущинской практики, и, если бы я не решилась уйти, научный руководитель по диплому. Фотобиологию я успешно прогуливала. В Петрозаводске я деликатно скрылась за чьими-то спинами. Глупо, конечно, но видимо, преодолеть я это странное чувство еще не скоро смогу.
Так что же в итоге, на что ушли те две недели июля 2014? Дали мне кучу новых комплексов и мою нынешнюю неприкаянность между кафедрой и ИФРом. Глупая я была на третьем курсе, глупая и наивная. Вот и все дела.

@темы: Пущино-запущено, У нас здесь своя атмосфера, Ностальгическое

18:20 

Моя учеба в магистратуре происходит под лозунгом "коси и забивай". В данный конкретный момент я должна находиться в Пущино на летней кафедральной практике, с проставленными зачетами и с пройденным медосмотром. А что я? А я сегодня из дома в Москву приехала. Я молодец.
Ну ничего страшного, у нас в группе на четверых человек слишком много приходится правильных зануд. Моя миссия - разбавлять им их томное существование и портить статистику группы. Тем более мне совершенно не хочется ехать снова в этот городок, о котором у меня не осталось ни одного хорошего воспоминания.
Домой мне, если честно, тоже не особо хотелось ехать. Но тут уже совсем другая история. Сравнивать Пущино и дом некорректно. Первый день дома обычно уходит на "зачем я сюда приехала" и "а в Москве было лучше", а затем мне достаточно разок увидеть степь, чтобы все поменялось. Степи, эпичные грозы, дикие ветра, безраздельная зелень от края до края, куда хватает глаз - это же дом, сюда стоит только приехать, и все начинает восприниматься совсем по-другому.
А Пущино - ну... это всего лишь Пущино. Город моих разочарований. Здесь были развенчаны образы моих прекрасных одногруппников и моей прекрасной научной карьеры. Здесь случились две моих самых бесполезных и безэмоциональных практики. Отсюда начали расти корни всего того, что сейчас со мной происходит - проблем с дипломом, с одногруппниками, с однокурсниками... со всеми. И глупо, конечно, связывать это все с одним конкретным местом на карте Московской области, но вот не хочу я снова ехать туда. Не хочу оживлять ненужные воспоминания.
Да простят меня все жители этого славного институтского городка на берегу Оки.

@темы: У нас здесь своя атмосфера, Пущино-запущено

19:44 

Сначала я сдавала философию.
Я просыпалась в одиннадцать утра, умывалась, открывала форточку и зашторивала окно, чтобы в комнату не светило солнце. Я открывала свои конспекты, тетради и записки и садилась за написание билетов. В перерывах между билетами я выходила на балкон и смотрела на неожиданно и непривычно зеленый город, и иногда даже думала, что хорошо бы было сейчас идти куда-нибудь по тенистым улицам под музыку, ни о чем не заботясь и никуда не торопясь. Но потом я вспоминала, что после сдачи этого экзамена у меня не будет прежней беззаботности, и снова садилась за философию, даже отчасти радуясь тому, что у меня есть прекрасное оправдание не появляться на кафедре.
У моей соседки тоже была сессия, но у моей соседки, в отличие от меня, были еще и майские праздники. Она ходила гулять по ночному городу, ездила к друзьям на дачу и жарила шашлыки, а потом торопливо готовилась к зачетам и экзаменам. У меня майских праздников не было. Как и во все предыдущие четыре года.
Потом я сдала философию, но, как я и ожидала, беззаботности не появилось. Все вторые майские праздники я сидела в своей комнате за зашторенными окнами и писала реферат к зачету, параллельно думая, когда бы успеть сделать еще расчеты к диплому и поездить в институт.
А затем я снова писала - теперь уже эссе к другому экзамену. Ночь за ночью, день за днем, под ночной щебет рябинников и соловьиные пересвисты, за зашторенными окнами я сидела за ноутбуком, пока вокруг меня кипела жизнь.
Моя соседка практически не бывала дома. Она то уходила к подруге, то гуляла до глубокой ночи. Я же, сбиваясь со счету дням, занималась делами, которые напрямую к сессии не относились, но все же сковывали меня, как и во все предыдущие года.
И только два раза в неделю по вечерам я временно вырывалась из этой круговерти и уезжала на норвежские курсы. Пожалуй, с ними у меня связано больше всего воспоминаний об этом времени. Под Roxette в своем плеере я выходила из общаги, щурясь от солнца и дыша запахом зелени, я шла в сторону метро, пересекала уютные дворы и тихие улицы, разлинованные длинными косыми тенями, а затем выныривала на многолюдной Комсомольской, где запах трех вокзалов смешивался с запахом цветущей сирени и скошенной травы. А потом я возвращалась домой через Шаболовку, и в этих возвращениях была своя приятная прелесть - дождаться трамвая, поглядывая на темный силуэт Шуховской башни на фоне сумеречного неба, уютно устроиться во втором вагоне подъехавшего трамвая и наблюдать из окна за любимым ночным городом под тех же Roxette, а затем выйти на улице Шверника и с каким-то усталым, но приятным настроением идти к общаге, думая о тарелке жареной картошки и о теплом клетчатом пледе.
Так мимо меня и прошел этот май, по крайней мере - его первые три недели.

@темы: Headlines and deadlines, Майский ветер ворвался в окна

00:41 

Пока я учусь на биофаке, я так и буду прежней предсказуемой занудой. Два раза в год я стабильно начинаю говорить о сессиях. Апрельско-майские и декабрьско-январские посты всегда повторяют друг друга. С той лишь разницей, что в моих описаниях за окном всегда разная погода, а в наушниках всегда разная музыка.
Но в этом семестре я добавила колорита к своей жизни. Одно получилось внезапно, другое - наклевывалось еще с прошлого года. Одно - это норвежские курсы, второе - работа в ИФРе. Я рада, что и первое, и второе теперь есть в моем расписании и скрашивает мне безысходную биофаковскую атмосферу. И потому-то эта сессия оказалась совсем другой.
В начале этого семестра у меня как-то случилось плохое настроение, и для самоободрения я выписала все предполагаемые плюсы и минусы ближайших четырех месяцев. Самоободрения как-то не вышло, потому что минусов получилось много, а плюс только один. Среди минусов были курс по фотобиологии, одногруппники, диплом, кафедра и странные экзамены вроде правоведения и философии. Новый семестр начался, и минусы внезапно стали исчезать. Курс по фотобиологии оказался сплошным анекдотом, на котором я присутствовала всего один раз и за который получила автомат, потому что преподавателю было лень с нами возиться. С одногруппниками все тоже было более-менее неплохо. Мы даже чаек попивали вместе в ИФРе под кафедральные сплетни и диалоги об аспирантуре. С дипломом и кафедрой все было очень мутно. Предполагаемый диплом представлялся мне лоскутным одеялом, сшитым по принципу "на что денег хватило, то и сделали". Кафедра - ну да, я уже давно начала разочаровываться в нашем милом курятничке. И потому, когда на горизонте появилась возможность заселиться в ИФР, я сразу за нее ухватилась. Не знаю, что из этого получится, надеюсь, что что-то хорошее... во всяком случае, выписанные мной в начале семестра минусы почти исчезли, оставив лишь мутный кафедрально-дипломный вопрос. Теперь-то я не чувствую себя настолько потерянной, какой была утром 13 марта этого года под слепящим весенним солнцем.
Ну а норвежские курсы возникли сами собой, и я вдруг подумала, что ничто не мешает мне попробовать. Я пока еще тоже не знаю, что из этого может получиться, но прошедшие три месяца мне нравятся.
Теперь я сдаю совершенно гуманитарную сессию, состоящую из английского, философии и правоведения, параллельно езжу в ИФР и на норвежские курсы, раздаю четвертому и третьему курсу советы и конспекты, гуляю по Москве и периодически делаю вид, что делаю диплом. Вот так и выглядит моя вторая магистерская сессия. Еще немного - и я совсем перестану мерять время сессиями, а ведь я уже привыкла к такой единице измерения. Еще немного - и дорога на биофак зарастет густой травой. Жизнь начинает меняться, и мне нравятся эти перемены.

@темы: У нас здесь своя атмосфера, It's time to say goodbye, Headlines and deadlines

00:41 

Двенадцать часов ночи. Пятнадцатый этаж. Мы с соседкой стоим на подоконнике и вешаем на окно светоотражательную шторку. Шторка постоянно соскакивает с ненадежных крючков, крючки постоянно слетают с проволоки, шторка шуршит и смахивает ненароком предметы со стола. В ход идут канцелярские скрепки, канцелярские кнопки и канцелярские зажимы. В итоге на часах половина первого, а на окне угловой комнаты на пятнадцатом этаже - конструкция из футуристического серебристого материала. Мы довольны. Завтра утром мы будем крепко спать и видеть сны про толстых котов и концерты любимых групп. И никакое солнце не поднимет нас в шесть утра.
А самое интересное в нашей ситуации то, что наше окно выходит на северо-запад. И поднимает нас спозаранку вовсе не солнечный свет, а свет, отраженный от первого корпуса общаги.
И как я жила и высыпалась четыре года в комнате с окнами на восток?

@темы: Песни о весне

00:39 

Ботанический сад у метро Владыкино меня сегодня приятно удивил. Я никогда до этого не была там весной и даже не представляла, сколько весенних цветов может прятаться на неказистых лужайках по пути к институту. Я совсем не ожидала, что сегодня утром эти лужайки превратятся во что-то невероятное всех оттенков синевы. Огромные куртины пролесок со светлой сердцевинкой и темно-синими лепестками, а между ними - сиреневые крокусы и кое-где хохлатки. Хохлатки! Когда я в последний раз видела в таком количестве хохлатки? Два года назад? Три?
Еще совсем недавно такой сырой и безлюдный, сегодня ботанический сад был по-весеннему свеж и красив. Возвращаясь вечером из института, я сделала крюк на пути к метро и прогулялась по берегу пруда. В темной глади пруда отражался великолепный закат, огненные перья облаков в холодной синеве. Народу было видимо-невидимо - на самокатах, велосипедах, роликах, скейтах или с детскими колясками. Жизнь кипела, закат пылал, весна расцветала на каждом газоне. А я возвращалась в общежитие после долгого практикума.
Когда-нибудь я не выдержу и полюблю Владыкино.

@темы: Песни о весне

23:56 

Знакомые четверокурсники все чаще при встрече спрашивают, как мы умудрились пережить свою прошлую весну. Как мы прошли через конец бакалавриата и при этом остались вполне нормальными веселыми людьми. Я пожимаю плечами и смеюсь. Я правда не знаю, как это у меня получилось. Я даже не могу дать никакого совета. Честно сказать, я даже не могу вспомнить половину событий того апреля и мая, кроме эпичных рассветов, которые я встречала в обнимку с иммунологией. Наверное, это к лучшему. Зато сейчас я живу легко и радостно. Сегодня отчеканила свой доклад на конференции с чувством, что здесь все равно испортить уже ничего нельзя, все уже и так испорчено, и мое дело - лишь оттарабанить текст доклада и уйти. Прекрасное чувство. Страх как рукой сняло, доклад вышел легко, мне даже комплимент сделали, говорю я хорошо, оказывается. Вот как надо к делу относиться. Видимо, последний семестр бакалавриата я провела точно так же - мол, все равно хуже не будет, так пусть уж будет, как есть.
Зато теперь со спокойной душой валяюсь на диване с кружкой горячего чая и сдобной булочкой, из раскрытого окна тянет свежестью и запахом апрельских дымок, а над первым корпусом общаги сияет молодой месяц. Жизнь прекрасна.

@темы: Headlines and deadlines, У нас здесь своя атмосфера

14:43 

Что такое весна? Это когда ты путаешься во времени и не успеваешь осознать его течения. Прихожу я, например, сегодня в фундаментальную библиотеку университета регистрироваться на конференцию, а охранник говорит, что регистрация завтра. На мое "Да ладно?!" он вежливо спрашивает, какое сегодня число, и тут я понимаю, что не двенадцатое. Я озадаченно выхожу, охранник смеется. Привет, весна!

Что такое весна? Это когда ты настолько редко бываешь на кафедре, что перестаешь узнавать сотрудников. Вроде бы был Дмитрий Владимирович, а теперь вылитый Авраам Линкольн. И когда только успел отрастить такую бороду с бакенбардами? Вот что значит давно меня не было на кафедре.

Что такое весна? Это когда забегаешь в автобус, а тебя заваливают комплиментами. Между остановкой у главного здания университета и предыдущей остановкой есть один поворот на перекрестке и целая куча пешеходных переходов с лежачими полицейскими. Сегодня я не успела сесть на предыдущей остановке и побежала за автобусом к главному зданию. Пока автобус неуклюже переваливал через эти переходы, я бежала за ним, то обгоняя его, то отставая, и в итоге я все же догнала его и эпично ворвалась в раскрытые двери. В ответ получила комплименты от водителя и от пассажиров - мол, классно бегаешь, девочка! И мило доехала до общаги своим любимым сто девятнадцатым маршрутом.
Да здравствует весна, время, когда даже водители автобусов делают тебе комплименты!

@темы: Песни о весне

Иренгела - Серебряная Степь

главная