• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:21 

Вот не хочется сбиваться ни на ваниль, ни на пафос, а все равно всякие словечки вроде "призрак прошлого" так и лезут в голову. Прихожу вечерком домой, устраиваюсь поудобнее за ноутбуком, смотрю - висит в закладках "Иренгела - серебряная степь". Дай, думаю, загляну, когда я вообще в последний раз тут бывала. Оказалось, не так давно. Но последние мои записи здесь какие-то нервные и странные, так что впечатление осталось, будто бы меня здесь не было пару лет. И вообще, дневник будто бы принадлежит не мне. Писала я, строчки мои, словечки мои, а записи как будто не мои. Знаете, когда люди пролистывают стены своих страниц в контакте к самому началу, куда-нибудь к 2007-2009 годам, и обнаруживают там репосты из ванильных цитатников? Вот так и я смотрю сейчас на начало этого дневника и думаю: неужели и вправду существовала та взбалмошная диковатая Мархотка, и неужели этой Мархоткой была я?

22:00 

Открываю в который раз прогноз погоды и вижу ряд абсолютно одинаковых ясных жарких дней. Хоть бы гроза случилась что ли, для разнообразия... но лето безжалостно и бесконечно. Лежу без сил, растекаясь от жары слизняком по дивану, и думаю об осени. О том, как же я ее, оказывается, люблю. Люблю туманные пасмурные дни, люблю запах пряной опавшей листвы, люблю тишину и спокойствие осенних вечеров. Люблю ноябрьскую степь, прозрачную и бескрайнюю. Люблю ноябрьскую Москву, грязно-суетливую в предчувствии новогодних праздников. Люблю осень. И считаю дни до сентября.

22:24 

Даже у несравненных было свое Коньково

...Когда Мортен, Магне и Пол были еще никому не известными норвежскими искателями приключений, они снимали дешевую квартиру в не самом лучшем районе Лондона, и жили они там так, что даже лампочка у них была всего одна на все жилище. Это уже потом весь мир из их клипа узнал, как влюбляться в 2D-персонажей(до того, как это стало мейнстримом, ага). Это уже потом они стали всемирно известными, собирали целые стадионы и вальяжно рассказывали журналистам эту историю про единственную лампочку в квартире. Потом-то им было весело все это вспоминать. А в тот момент, когда нужно было выкручивать лампочку из комнаты, чтобы принять ванну, им явно было не весело.
Когда я въехала в середине июля в аспирантскую общагу в Коньково и обнаружила, что в комнате нет света, мне тоже стало совсем не весело. Передо мной была пустая общажная комната с голыми стенами и драным линолеумом. Шкаф был изнутри обклеен глянцевыми страницами бульварных газет, на окне висела потрепанная жизнью шторка от солнца. После уютной квартиры в Долгопрудном мое новое жилище совершенно не внушало оптимизма. И не внушает до сих пор, хотя с момента переезда прошло уже три недели.
«Даже у несравненных было свое Коньково,» - утешаю себя, возвращаясь поздно вечером из института в свою нагретую за день палящим солнцем комнату, по-прежнему полупустую и лишь немногим более уютную, чем у юных a-ha в Лондоне. Долгий день в институте утомляет настолько, что хватает сил только наспех перекусить какой-нибудь зеленью и добраться до кровати. И стоит мне только закрыть глаза, как безжалостный шестичасовой будильник снова поднимает меня в институт. За окном снова печет солнце, я снова еду в душном метро низа рыжей ветки, пересаживаюсь на ласточку на Ленинском и через сорок минут оказываюсь во Владыкино. Дни похожи друг на друга настолько, что я начинаю путаться в датах и не могу вспомнить, чем вчерашний день отличался от позавчерашнего и от череды таких же дней до этого. Лето начинает казаться бесконечным. Глядя утром в окно на безоблачное небо и яркий солнечный свет, начинаешь поневоле думать, что эта жара никогда не закончится, и ты никогда не съедешь отсюда и не обретешь собственного дома. Вечная жара, вечное Коньково – звучит пугающе…
«Даже у несравненных было свое Коньково» - пытаюсь приободрить себя, оглядывая свой «холостяцкий» неустроенный быт. У несравненных их «Коньково» оправдало себя, и спустя некоторое время они вспоминали о нем с улыбкой. Буду ли я вспоминать с улыбкой свое Коньково?

01:09 

"Someone's lost and someone's found, someone's movin' in the 'round..."

Нашему курсу на днях вручали дипломы. Я на церемонию не пошла, потому что не испытывала никакого желания видеться с однокурсниками и снова выслушивать пафосные речи, которых я уже наслушалась в бакалавриате. В день вручения красных дипломов я была в институте, а в день вручения зеленых - сладко спала в обнимку со своими котами (что еще нужно для счастья?), пока в Москве бушевала очередная буря с грозой и градом.
От официальной церемонии до меня дошло только эхо в виде череды контактовских постов - фотографии на фоне ГЗ с красными и зелеными корочками, подборки воспоминаний о шести годах университета и ванильные вздохи о "лучшем месте на земле".
Я пролистывала эти посты, отмечая про себя, кто из однокурсников как изменился со времен первого курса. Изменения касались преимущественно внешности, ну и возможно, ощущения того, что все эти люди теперь невероятно далеки от меня, и мне не верится, что когда-то мы все сидели в одной аудитории и сдавали одни и те же экзамены. А потом мне на глаза попался мой же собственный пост. Вот этот. Написанный практически в середине шестилетнего пути и посвященный нашему курсу.
Перечитав его, я вдруг задалась вопросом: ну и где же все эти типичные биофакеры, о которых я писала три года назад? Я точно о нашем курсе писала, а не о каких-то других людях?
Типичные биофакеры выросли из своих фенечек и безразмерных штанов, срезали дреды, подстригли хеви-металлические патлы, разбежались по лабораториям и превратились - в кого?
Часть нашего курса стали своего рода "хипстерами от науки" - с публикациями в престижных журналах, с докладами на конференциях, с участием в различных научно-популярных мероприятиях и ведением популяризаторских блогов. Даже их страницы в соцсетях ломятся от околонаучных хэштегов и мемов в духе "сфоткал свой форез, пока он гонится, люблю его". Повзрослевшие, состоявшиеся, уверенные в себе молодые ученые. Честно говоря, по-своему восхищаюсь такими людьми: пронести свой восторг по поводу науки через шесть лет биофака - это надо уметь! Я вот, видимо, не смогла.
Другая часть нашего курса вместо науки решила двигать демографию. И это вполне естественно. Кто-то уже родил, кто-то только планирует, а кто-то пока только находится в состоянии "мартовской кошки" и срочно ищет "кота".
Ну и наконец, кем стали те люди, чье восторженное пламя потухло в дубовых стенах биофака?
Кто-то, как я, по инерции собирается в аспирантуру, не потому, что - ах, как здорово, аспирантура, а потому, что - ах, как здорово, общага в ГЗ за триста рублей в месяц. Кто-то, как одна моя бывшая одногруппница, хочет спокойствия и стабильности и ищет работу и съемную комнатку где-нибудь на окраинах Москвы. Кто-то осознал, что биофак был ошибкой, и получает другую специальность. Люди смешиваются с толпой, теряя свое фирменное "биофакерство". Так, что возможно, через несколько лет, столкнувшись где-нибудь в метро с одним из своих бывших однокурсников, я даже и не узнаю в этом невыспавшемся лице своего однокурсника.
Итак, мои однокурсники выросли, повзрослели, посерьезнели и смешались с толпой. Теперь только осталось понять: хорошо это или плохо?

00:52 

"I pace the length of my unmade room in times of change..."

Прямо сейчас я сижу в пустой квартире где-то на задворках ближнего Подмосковья, наедине с тремя котами и собственной простудой. Коты делают вид, что меня не существует, и живут своей ленивой жизнью, проявляя ко мне интерес только тогда, когда я иду на кухню за очередной чашкой чая. Простуда возникла внезапно и из ниоткуда - лето, может, и холодное, но я-то нигде не мерзла. С погодной стороны это лето вообще для меня идеально. Было бы неплохо, если бы и дальше до конца лета было бы так же прохладно и пасмурно. Но кто ж меня спрашивает-то? Что ж, теперь я простыла, и могу не жаловаться на погоду: теперь мне одновременно и жарко, и холодно.
Во вторник я поеду окончательно оформлять свой выезд из нашей общаги. Поставлю печать в обходной лист и завершу, наконец, все эти формальности. Будет ли мне грустно прощаться с местом, где я прожила без малого шесть лет? Мне кажется, с того самого момента я больше на Крымскую - ни ногой. А когда буду ехать на поезде с Павелецкого вокзала, принципиально первые пятнадцать минут буду смотреть в другую сторону. Дабы не нагонять на себя сентиментальное настроение, выражающееся в непрошенно всплывающих в памяти строках из песен a-ha.
Все-таки a-ha - удивительная группа. Кем бы я ни была и какую бы я музыку ни слушала, почему-то именно у a-ha всегда находится песня на любой случай. Даже под мой переезд у них нашлась песня. Она прямо так и начинается - "I pace the length of my unmade room in times of change, my bags are packed, guess I'm leaving the womb into the rain". Под медленные ее звуки и так хорошо впадается в тоску по поводу неопределенности и пустоты дальнейшей жизни, а тут еще и Мортен подливает масла в огонь: "We never found a place to hide, some piece of mind... God knows we tried". Ну и наконец, для полного эффекта, можно заменить в тексте песни "Memorial Beach" на "Shvernika street", чтобы песня окончательно вошла в резонанс с настроением. "So we walk down to the Shvernika Street where things began. Honey days and nights without sleep lost in the sand. We never found a place to hide, some piece of mind... God knows we tried".
Эта песня просто обязана быть саундтреком для того момента, когда я буду отдавать охранникам свой пропуск и покидать пределы своего родного-любимого Дома Аспиранта и Стажера. Главное - вовремя остановиться и вовремя переключиться на что-нибудь более бодрое и вдохновляющее. Например, на ребят из группы Ten, под чьи песни я невероятным образом написала диплом. "Through the fire burning bright, from the embers of the night, like a tide we will crash down upon you. We are fearless and brave, we will never be enslaved, we, the true sons of Albion drawn to the fight for we're Albion born". Под такую эпическую песнь попробуй только не напиши диплом и не защити его!..

Гнать надо из себя излишнюю сентиментальность. Проще относиться к вещам и воспринимать их спокойнее. Да, я сижу одна в пустой квартире, с тремя котами, температурой и насморком, а через две недели мне опять будет негде жить и мне опять придется что-то искать и что-то делать... но это не повод для отчаяния. Волна беспросветной тоски должна уметь заканчиваться с последними звуками песни a-ha - Memorial Beach. И не начинаться более.

01:16 

Мы чужие на этом празднике жизни

Впервые за это время выдался солнечный день, и в Москве все кинулись наверстывать упущенное. В одном только владыкинском кусочке Ботанического сада собралась огромная толпа велосипедистов, роллеров, скейтеров, художников, фотографов и штук пять-шесть свадеб. И это не считая пенсионеров и мамочек с колясками. Даже тополя, видимо, решили, что надо ловить момент, и дружно начали пушиться, накрыв город тополеметелью.
И где-то среди этой пестрой праздничной толпы, собирая ошметки тополиного пуха в свою кудрявую охапку волос, я иду от метро в сторону института с очередной коробкой в руках. Мне кажется, этот переезд никогда не закончится. Крымская - Владыкино, снова Крымская - Владыкино, и каждый раз с новой сумкой, а они все не заканчиваются и не заканчиваются, и я снова и снова, как заведенная, повторяю этот путь, как ритуал. Снова и снова я иду между Крымской и Владыкино, иду неприкаянно со своими вещами, и нет в моей жизни никакой определенности, никаких четких дат, кроме даты выселения из общаги. Вещи разбросаны в разных краях Москвы, земля шатается и уходит из-под ног, мир настроен чуждо и враждебно. Я чужая на этом празднике жизни. И как же я уже от этого устала.
Скорей бы это все закончилось.

22:56 

Постзащитный пост

Итак, сейчас уже почти одиннадцать вечера, за окном догорает холодный зеленый закат, я в своей комнате одна и едва балансирую на грани, отделяющей меня от не менее холодной и зеленой тоски вслед за осознанием произошедшего: я защитила диплом. Я закончила университет. За спиной - шесть лет биофака Московского Университета (почему-то именно так мне приятнее всего называть свою alma mater). И что дальше?
Я закончила университет, и у меня нет ни жилья, ни друзей, вот даже дражайшие одногруппники не сочли нужным мне хоть что-нибудь сказать после защиты, хотя бы банальное "поздравляю". Как будто бы группа состоит из них троих, а я тут типа так, случайно тоже защититься забежала. Нет, ну наши отношения никогда не славились теплотой и нежностью, но тут все же защита, последнее совместное мероприятие, могли бы переступить через себя и хотя бы не делать вид, что меня с ними нет. Ну да ладно. В конце концов, я тоже отчасти виновата в том, что не смогла с ними найти общий язык. Да и видела я их сегодня всех в последний раз. Могу с чистой совестью про это все забыть.
И все же, я закончила университет, но у меня нет друзей, нет жилья, нет никакой более-менее четкой определенности, и даже свобода, с которой меня тут все поздравляют, иллюзорна и туманна, не в пример той кристально-чистой абсолютной свободе после закрытия самой первой сессии на первом курсе. Это даже не свобода, а свободное падение. Меня выталкивают из гнезда, как тех утят, что выросли в дупле на дереве, и за короткое время этого падения я должна расправить крылья и полететь, но никто не объяснил, как это сделать, считая это инстинктивным и само собой разумеющимся. А я - все тот же ребенок, что была в сентябре 2011 года, и не могу понять, как так получилось и когда мои однокурсники успели повзрослеть, и почему же я не успела. "Для мутантной линии характерна удлиненная вегетативная стадия с отставанием в переходе к цветению..." шуточки про то, что исследователь похож на свой объект, приобретают долю правды относительно моей дипломной линии арабидопсиса. Удлиненная вегетативная стадия, говорите. С отставанием при переходе к цветению. Вот, собственно, и я - закончила университет и стою теперь одна на перепутье, пытаясь найти свои lifelines и понять, почему студенчество уже закончилось, а детство - еще нет.
И нет у меня ни чувства облегчения, ни удовлетворения, ни простой человеческой радости, а есть только пустота, пугающая, бесконечная. Да, я защитила диплом. Да, позади - шесть лет биофака. А что же впереди? И что после этих шести лет осталось со мной?

14:07 

Я не понимаю, как так произошло, но в последнее время в моем окружении начала твориться какая-то ересь. То ли это весна так на людей влияет, то ли критический возраст двадцати трех лет от роду, но все мои соседки как будто бы превратились в мартовских кошек. Тех самых, которые в изнеможении катаются по полу, требуя кота. Нет, ну до катания по полу еще, к счастью, не дошло, но при этом способность обсуждать какие-либо еще темы, кроме отношений, атрофировались напрочь. Целыми днями я выслушиваю беспрерывное "...а вот я познакомилась", "...а вот он мне написал", "...а вот он предложил встретиться", "...как думаешь, что он имел в виду" и тому подобное. От калейдоскопа мужских имен уже начинает мутить, как и от связанных с этими именами историй. И ладно бы они были еще интересными, эти истории, а то ж ведь все одинаковы, как сценарии мыльных опер. При этом на тебя еще и смотрят, как на недоросль, когда говоришь, что тебе не интересна тема отношений и хочется пообсуждать что-нибудь более адекватное. Как это - тебе двадцать три года и не интересны отношения?
Господи, я думала, хуже темы для разговора, чем "Ну как там твой диплом продвигается?", придумать уже нельзя. Нет. Оказывается, можно.

02:04 

Полотно подсветки московского центрального кольца включается по частям. Сначала загорается та его часть, что ближе к Крымской. Затем - та, что ближе к Площади Гагарина. Серединка, та, что над Канатчиково, где еще ласточки в сторону Крымской прилично замедляют ход, еще долго остается не освещенной.
Я сижу на подоконнике, пытаясь прийти в себя после долгого дня в институте. Сквозь пелену недосыпа все кажется туманным и нереальным. Я смотрю, как из-под серебристого полотна со стороны Площади Гагарина выползает ласточка. Ее почти не видно, только три огня спереди и едва заметная цепочка огней за ними. Эта нить замедляет свой ход у Канатчиково, а затем приближается ко второму серебристому полотну, что ближе к Крымской, и начинает разгоняться, и с разгону исчезает под ним. "This is Krymskaya", - отдается у меня в голове хорошо знакомым голосом, почему-то на фоне песни Europe - Open Your Heart. Сейчас ласточка проедет под мостом, и я бы на этом моменте встала и пошла бы к выходу, если бы была сейчас там, внутри этой серебристой нити с птичьим именем. Самого моста из окна не видно, он скрыт от моих глаз панельной девятиэтажкой. Но я так часто езжу этим путем, что наизусть знаю дорогу от Крымской до Владыкино и обратно, каждый мост, каждую стройку, каждую ТЭЦ и каждое граффити на стенах. Каждая станция встречает и провожает меня, как родная. Шелепиха. Стрешнево. Лихоборы. Каждое название звучит сочно и мягко. Ше-ле-пи-ха. Стреш-не-во. Приятнее звучит разве что только мой полный домашний адрес.
Между тем апрельские сумерки поглощают город, просветы в облаках приобретают холодный сине-зеленый цвет, и, наконец, моргнув пару раз, загорается и канатчиковская часть подсветки, и я наслаждаюсь видом ровного длинного сверкающего полотна, почти как произведением искусства - так уж оно эффектно смотрится вместе с этими янтарными огнями внутри окрестных панелек и стылым весенним закатом.
Медитативно проводив взглядом с десяток ласточек, я сажусь писать диплом.

01:44 

23:38 

Вот уже почти два месяца я честно-честно собираюсь что-нибудь написать. Собираюсь, собираюсь, а потом понимаю, что нечего. То ли жизнь у меня слишком скучная, то ли я писать разучилась, хотя вот про литобзор мне сказали, что "у вас очень хороший язык, не корявый, как это бывает, когда вся литература на английском".
Вот год назад в это время мне было, о чем писать. Год назад в это время я находилась в том самом томительном ожидании праздника, которое, как говорят, гораздо прекраснее самого праздника. Правда, конечно, было безумно обидно простыть накануне события, которого ты ждал целый год. Но это уже отдельная песня. Видимо, простуда в те самые дни нужна была, чтобы хоть иногда возвращать меня с небес на землю. Не может же быть все настолько идеально!..
А сейчас я нахожусь в странном бестолковом состоянии, когда все происходящее со мной воспринимается как будто бы со стороны. Я с каким-то пугающим спокойствием смотрю, как меня несет куда-то по течению. Иногда, правда, я пытаюсь это все исправить, и даже решаюсь на такие вещи, на которые бы раньше никогда не решилась. Но потом все эмоции быстро затухают, и вот я опять апатично плыву по течению: сказали мне поступать в аспирантуру, и я поступлю, сказали - будешь жить в Коньково, ну и буду жить в Коньково, сказали - разобраться с этим и еще вот с тем - вот я и разбираюсь, а зачем мне это, нравится оно мне или нет - уже не важно. Иногда мне кажется, что во всей моей жизни мне нравятся только сорок минут в ласточке между Крымской и Владыкино. И то - не всегда.
Хотя, пожалуй, это все лишь следствие ежегодного весеннего упадка сил. Просто я не люблю весну и именно весна всегда дается мне тяжелее других времен года. И я буду надеяться, что все это скоро закончится и переменится в лучшую сторону.

02:15 

Если бы я так статьи к своему диплому собирала, как собираю всякие ссылки про Марка Фри, то диплом был бы уже давным-давно готов и написан, от литобзора до списка сокращений. Потому что уж если я чем-то или кем-то увлекаюсь, то это надолго. Как там название той песни, под которую я сидела на Лужниках без проездного, In it for the long run? Вот примерно так это и называется. Заворожит меня какой-нибудь чудный голос - и я готова бесконечно лопатить интернет, чтобы найти что-нибудь интересное о своих "несравненных".
Но ладно - a-ha. Ребята широко известные и во всем мире узнаваемые. Множество фанатских сайтов, множество интервью, биографических книг, занимательных историй и фотографий. Быть ахафаном не так уж и сложно. И может, конечно, они известны и не всем подряд, но уж по радио услышать Take on me - да пожалуйста! А вот на какой волне у нас можно услышать Someday you'll come running?
Вот и приходится продираться сквозь дебри английского языка, ругать себя, что плохо его учила и можешь читать только статьи по специальности, ругать гугл за выдаваемые результаты вроде "freemark" или "mark free wifi Ижевск", и кропотливо собирать все, что найдено занятного про прекрасный "the voice of AOR music". И все, что когда-либо было им исполнено.
Зато приятно находить людей со всех краев мира, которые проникаются этим голосом так же, как и я. Забавно, кстати, что среди поклонников Марка обнаружилось много бразильцев. То ли это какая-то нация меломанов, то ли это просто совпадение, но о бразильском фан-клубе a-ha ходят легенды. Тут, конечно, не многотысячный Rock in Rio, но все же...

Да, я опять сегодня не все успела, что хотела, и тот злосчастный спецкурс мне опять сегодня не дался, но зато после всех этих статей и заметок у меня сейчас такое вдохновленное настроение, что никакие проблемы проблемами не кажутся. Жаль, правда, что с концертами так, как у a-ha, не получится, и не потому, что Марси, а потому, что заграница. А хотелось бы хоть раз Long way from love услышать вживую!..

@темы: Mark Free

23:55 

Как заставить себя готовиться к экзамену, если это твоя одиннадцатая и последняя сессия, а нечто похожее когда-то в бакалавриате уже сдавалось и поднадоело? Самое обидное, что на остаточных знаниях с третьего курса теперь не выехать, а учить заново то, что когда-то ты уже учил, как-то не вдохновляет. Все-таки грустно быть первопроходцем магистратуры на нашем факультете и собирать своим лбом все косяки и шишки.
А на улице, говорят, почти минус тридцать. Железная балконная дверь на этаже покрылась инеем и теперь похожа на дверцу морозилки в холодильнике. И окна замерзли узорчато, и подсветка МЦК серебристыми искрами рассыпается по окну. И полнеба занимает огромное облако пепельного цвета, родившееся в трубах Канатчиковской ТЭЦ. Что может быть интереснее вида за окном в разгар сессии?

19:19 

Есть на безбрежных контактовских просторах одно прекрасное сообщество. Называется "Русская пустота". Знаю я его давно и даже когда-то пару раз туда что-то посылала. Сообщество посвящено природе нашей необъятной, но не тем лакированно-лубяным пейзажам с березками и балалайками, а настоящим, живым видам, глядя на которые, хочется раствориться в них без остатка. Особенно удачно это подчеркивает название сообщества: не "русские пейзажи", не "русская природа" и не "русская атмосфера", а именно "русская пустота", то самое чувство, которое возникает у тебя, когда ты оказываешься в прозрачной ноябрьской степи, и холодный ветер пронизывает тебя насквозь.
Или то самое чувство, когда ты приезжаешь домой на очередной новый год, и вместо искристой предпраздничной Москвы из окна тебя встречает бесконечная череда полей и лесопосадок.
Я понимаю, почему до университета и Москвы я не любила зиму. Такое количество русской пустоты каждый день по три месяца сложно выдержать. Изо дня в день - серое низкое небо, облетевшие деревья, сухие сережки на кленах, заброшенные дома, пустые улицы... и этот ветер. Он не прекращается, он только усиливается или ослабевает, но изо дня в день он воет, и воет, и воет в проводах, и мертвым шепотом отвечают ему кленовые сережки, и жалобным стоном подпевают ставни. В ранних сумерках загораются отдельные окна в домах, но дома отстоят далеко друг от друга, и многие из них уже давно не жилые, и оттого улицы кажутся еще мрачнее и пустыннее. И отовсюду видна степь, никуда не спрячешься от этих заснеженных далей, откуда приходит этот заунывный ветер.
"Если долго всматриваться в бездну - то бездна начнет всматриваться в тебя". Как бы я ни любила степь, но за эти пять дней она чуть не вогнала меня в тоску. Она выветрила из меня мысли о дипломе, аспирантуре, институте... все здесь стало каким-то несущественным по сравнению с этой всепоглощающей степной пустотой. Мне казалось, что еще пару дней дома - и я бы не выдержала. Есть в ней какая-то прелесть, в этой занесенной снегом степи, но она хорошо смотрится на фотографиях, которые ты листаешь в сообществе "Русской пустоты". Когда ты там, наедине с ней, то она начинает всматриваться в тебя. И мне под этим взглядом становится крайне неуютно.
Вот сейчас хорошо мне любить зиму, когда за окном сверкает Москва, жизнь кипит, идет прекрасный снег и окна покрываются ледяным узором. Зима прекрасна в городах, где зима - это праздник. Но не в степи. Я слишком отвыкла от степи и не выдерживаю ее пронизывающего взгляда.

@темы: Серебряные дали

02:23 

Новый год ведь по своей сути такой наивный праздник.
Вот, например, я. Учусь на последнем курсе магистратуры. Собираюсь в аспирантуру. Собственно, поэтому 2017 год грозит быть весьма суровым. Морально готовлюсь к сложностям и тяготам новых общаг и сложных переездов, к защитам, к экзаменам, и пр., и пр.
А потом натыкаюсь на елочный базар в окрестностях Крымской. Как раз на том перекрестке, где Большая Черемушкинская прекращает быть Большой Черемушкинской и становится Загородным шоссе (эх, где же те времена, когда это название было актуальным!..). И - все, привет, новогоднее настроение!
Набираю там еловых веток, приношу в общагу, наряжаю прядями серебристого дождя. Вырезаю снежинки. Покупаю елочные игрушки. Сажусь на диван, смотрю на этот хвойный веничек в банке из-под кабачковой икры и начинаю мечтать.
"Когда-нибудь, когда у меня будет своя квартира, я непременно буду ставить в ней большую и красивую новогоднюю елку, с гирляндами, со снежинками и с нарядными игрушками". О чем это я, рожденная в степной глуши Волгоградской области, здесь говорю? О своей квартире в Москве? Об этой невероятной асимптоте, до которой мне добираться и добираться?
Но именно здесь и сейчас, в этот серый слякотный вечер, сидя перед ароматным хвойным букетом с декором из дешевой фольги, хочется надеяться и верить во все самое прекрасное: в успешную защиту диплома, в успешную аспирантуру, в концерты любимых групп и даже - с ума сойти! - в собственное уютное гнездышко!.. и в этом и есть новогодняя магия.
Все-таки чудной праздник новый год. Люблю его за эту атмосферность и наивность.

22:45 

Странное чувство, когда бывшая одногруппница вдруг комментирует твою запись шестилетней давности на стене группы, в которой ты давно уже не состоишь, словами "...надо же, а твое пророчество практически сбылось!", а доступ к группе закрыт, и ты не можешь ни прочитать собственный пост, ни вспомнить, когда это было, зачем ты кому-то что-то прорицала и что это за группа была вообще. Тебе просто приходит контактовское уведомление, как привет из прошлого, возникший из ниоткуда и пропавший в никуда.

А вообще, видимо, надо осторожнее бросаться пророчествами. Они как-то взялись сбываться. Помню я свое эпичное "легче дождаться объединения a-ha, чем 119 автобуса в субботу утром!.."

02:20 

Чем ближе к концу года, тем меньше свободного времени, и тем острее ощущается его нехватка. В конце концов наступает тот момент, когда по-настоящему свободным ты чувствуешь себя лишь в автобусе или в поезде между университетом, институтом и домом. Только здесь, наедине с музыкой из своего плеера, ты особенно чутко ощущаешь жизнь.
Иногда даже хочется остановить мгновение и целую вечность ехать где-нибудь в вакууме между сферической Шелепихой и сферическим Хорошево, чтобы весь мир перед тобой сузился до вагона ласточки и расплывчатых огней за окном. И лишь песни в наушниках сменяли бы одна другую - Journey, Foreigner, Mark Free. Может быть, даже a-ha. И бесконечный снегопад за окном. Идеально.
После этого, правда, все воспоминания о таких зимах у меня концентрируются вокруг дорог. Будто бы я действительно только тем и занималась, что ездила туда-сюда и ради своего удовольствия стояла в пробках. А может, оно и вправду так было?..

@темы: Мой внутренний декабрь, Headlines and deadlines

17:47 

В ДАСе проверяют пожарную сигнализацию. Подключили к динамикам "Европу +" и проверяют, как они работают. Теперь на всю общагу в промежутках между песнями "мартовских кошечек" звучит реклама квартир в новостройках. На больное давят!..

02:46 

Хороший плейлист может превратить практически любой день в момент, о котором потом будет приятно вспомнить. Даже если этот момент - холодный ноябрьский вечер на станции Лужники с внезапно вышедшим из строя проездным и безысходным настроением. Или стояние в пробке у Академки в 119 автобусе после не очень приятного семинара на кафедре, когда на тебя наехали из-за смены темы диплома. Или же это просто слякотный конец ноября с целым набором поджимающих сроков. Хорошая музыка может творить чудеса.

В конце сентября этого года я открыла для себя группу Journey, вдохновилась ими и начала дальше исследовать жанр AOR (Album-oriented rock? Adult-oriented? Встречала и ту, и другую расшифровку, сути же это, однако, не меняет). Я переслушала множество разных песен этого направления, и в них было то, что я так долго искала - энергия и мощь в сочетании со своеобразным духом восьмидесятых. И все эти песни были невероятно хороши, но чего-то все равно в них не хватало. Они заканчивались, и мир снова терял краски. Не было в них чего-то такого, что заставляло бы тебя целыми днями жить этой песней.

А затем я услышала Someday you'll come running. И поняла, что я пропала. Это была та самая песня, в которой было все, что мне нужно было на тот момент. Как Stay on these roads два года назад, только Someday you'll come running. И когда эта песня закончилась, внутри меня словно что-то откликнулось в такт этой песне, что-то из далеких воспоминаний, и она снова зазвучала в моей голове.

Так я и познакомилась с песнями товарища по имени Mark Free. В первую очередь - с альбомом Long way from love. С альбомом, под который и прошел этот ноябрь.
Я не могу четко сказать, что такого есть в этих песнях, чего нет у других. Возможно, это прекрасный голос, или же это удивительная мелодичная музыка, или же еще что-то. Но альбом меня зачаровал. Эти песни пробирали меня до мурашек, заставляли взмывать вслед за ними в серебряные дали, бодрили и вдохновляли. Их ну совершенно невозможно было слушать спокойно, столько силы в них было, что хотелось сорваться с места и бежать сворачивать горы. Даже если ты сидишь на лавочке на Лужниках, потратив последнюю поездку на "тройке", без денег и без проездного, а ласточка все не едет и не едет. Даже если тебе надо сдать литобзор и кучу докладов к декабрю, а на кафедре ко всему прочему на тебя косо смотрят. И в институте завал и напряг, как обычно бывает в конце года, и из хорошего - только льдистая стылая погода и предвкушение новогодних праздников.
Но в моих наушниках звучит Someday you'll come running, State of love или Never be a next time. И с этими песнями я преодолею все, как преодолела когда-то четвертый курс вместе с a-ha.

@темы: Mark Free, Мой внутренний декабрь

08:58 

Люди, которые считают, что все совы - это недисциплинированные жаворонки, вызывают у меня разные степени негодования (в зависимости от того, во сколько я сегодня встала).
Я могу лечь спать в четыре часа утра, а встать в десять, и быть готовой свернуть любые горы.
А могу лечь в двенадцать ночи и восстать из мертвых в шесть утра по зову будильника, приползти на первую пару и пытаться хотя бы поддерживать видимость того, что я не сплю.
Не знаю, изменится ли это когда-нибудь, может, в далекой старости я тоже буду, как все бабули, вставать с рассветом и ложиться в шесть часов вечера, но прямо сейчас, когда я сижу на кафедре и клюю носом, мне кажется очень несправедливым, что мир заточен под жаворонков, а не под сов.

Иренгела - Серебряная Степь

главная